Версия для слабовидящих Коми кывйöн
10 июля 2019
Уже не первый год в России внедряются современные системы, позволяющие четко контролировать тот или иной сектор промышленности, реализацию той продукции, где возможны различные злоупотребления – не соблюдение требований качества, уход от налогов. Спиртное уже проходит через ЕГАИС (единую государственную автоматизированную информационную систему), с 1 июля обязательной маркировке подлежит табачная продукция, ряд дорогих лекарственных препаратов. Обсуждается и возможность введения сплошной маркировки древесины, кроме того, введения электронных документов для её перевозки. Зачем это нужно, выполнимо ли технически, обсуждалось на круглом столе «Контроль за происхождение и оборотом древесины в РФ», прошедшем в Сыктывкаре в рамках Национального лесного форума.

Как отметил главный аналитики ФГБУ «Рослесинфорг», руководитель проектной группы по реализации норм федерального № 415-ФЗ Рослесхоза Александр Мариев (начинавший свою карьеру, кстати говоря, в Коми), темы, связанные с организационной, технологической и нормативно-правовой базой в контроле за оборотом древесины в России, очень важны. Не менее важно их всесторонне обсудить, внести дельные предложения, чтобы законодатели могли все это учесть, и закон в дальнейшем действительно помогал бы и органам власти, и бизнесу, служа препятствием для недобросовестных лесозаготовителей и лесопереработчиков.

- Нужно понять, как контроль будет развиваться в будущем, где мы видим какие потенциальные сложности, сложно реализуемые моменты, - пояснил Александр Мариев. – Мы соединены со всеми желающими принять участие в этом круглом столе в России посредством видеоконференцсвязи, каждый может задать вопрос. Очень важный шаг, что этот круглый стол организован на площадке Лесного форума. Тема очень сложная, охватывает огромное количество людей: порядка ста тысяч пользователей работают с информационной системой ЛесЕГАИС, в которую ежегодно поступает более одного миллиона деклараций по сделкам с древесиной.

Заместитель председателя Госсовета Коми Валентина Жиделева напомнила, что эта тема очень бурно обсуждалась в Совете Федерации, результатом стало постановление от 30 января этого года. В целях контроля было предложено дополнить систему ЛесЕГАИС фактически сплошной маркировкой древесины.

- Сплошная маркировка и введение электронных сопроводительных документов на лес, и изменения в ЛесЕГАИС, и учет древесины в местах её складирования – все это огромный спектр направлений контроля, но все это обсуждается обычно в Москве и Санкт-Петербурге. Нужно спустить эти обсуждения на землю, предприятия, - добавил Александр Мариев. – Сейчас идет работа над двумя документами – концепцией прослеживания происхождения древесины в РФ и законопроектом, связанным с электронным сопроводительным документом и местами складирования древесины. Благодаря такого рода круглым столам законопроект получил более 30 страниц замечаний с мест.

Представитель предприятия «Оператор – ЦРПТ» (Центр развития перспективных технологий) Вадим Козлов рассказал о том, как продвигается работа по маркировке товаров в нашей стране. Предприятие, которое он представляет – официальный оператор такой маркировки, Минпромторг России – координатор его деятельности.

- Правительством России поставлена задача к 2024 году создать систему сквозной прослеживаемости потребительских товаров. Сейчас закреплено 12 категорий товаров, которые подлежат маркировке. Есть специальные системы, не только наша, например, ЕГАИС для контроля этилового спирта, - рассказал Вадим Козлов. – С 1 июля маркировке подлежат табачные изделия, обувь, лекарства по высокозатратным нозологиям, в стадии эксперимента – маркировка шин и покрышек.

Вадим Козлов пояснил, что принцип системы маркировки – прослеживание товара с момента завоза в нашу страну или с момента его производства в России, вплоть до кассы – момента, когда товар уйдет к конечному потребителю. Через код зашифрованный через средства криптозащиты, контрольные органы могут отслеживать всю историю продукции – откуда она, кем произведена, на каком складе находится и т.д.

- В этом и польза для бизнеса – таким образом мы боремся с контрафактом. За счет высвобождения ниш на рынке честный производитель получает шанс получить выгоду, которую раньше терял. Упрощаются логистические и складские процессы, - отметил Вадим Козлов.

Что касается применения системы маркировки к древесине, Вадим Козлов сообщил, что ЦПРТ настаивает на разграничении полномочий – маркировать нужно только готовую продукцию, а непереработанная должна контролироваться посредством существующей ЛесЕГАИС. Так будет проще и логичнее.

Заместитель начальника Управления делами, контроля и цифрового развития Федерального агентства лесного хозяйства Михаил Корягин высказался по поводу пользы сопроводительного электронного документа. Он позволит интегрировать всю необходимую информацию, потом ее можно сохранить и использовать, если возникнут какие-либо разбирательства по поводу законности в заготовке, обороте той или иной партии древесины. Есть мобильные устройства, которые позволяют регистрировать заготовку древесины на лесосеке, даже если на делянке нет интернета. Потом эту информацию нужно использовать на различных стадиях контроля. Например, МВД может получить доступ к сопроводительному электронному документу и прочитать четкое описание перевозимой партии, а потом проверить, остановив лесовоз, совпадают ли реальные параметры с теми, что заявлены в электронном документе, который, как считают специалисты, подделать будет практически невозможно, в отличие от бумажного, содержание которого не выносится в электронные системы.

Еще один плюс, при таком детальном прослеживании пути древесины от заготовки до продажи готовой продукции потребителю, будет видно, сколько кубометров доски получается из определенного количества кубометров леса. А то с нынешней системой учета, благодаря «серой» древесине иной раз выходит так, что из ста кубов бревен напилили сто кубов досок, что физически невозможно.

Однако этот подход потребует расширения аудитории участников системы ЛесЕГАИС, у нее, как отметил Александр Мариев, появляются новые пользователи – перевозчики.

- Коми - один из регионов, который планирует применить электронный учет движения партий древесины. В начале года пообщались с Рослесхозом, проводили совещание на уровне правительства республики, было принято решение, что мы будем пилотным регионом, разработали дорожную карту. Для нас не совсем интересна тема учета незаконного оборота древесины, потому что объемы незаконных заготовок у нас – несколько сотых процента от общего объема, - отметил Сергей Шевелев, заместитель министра природных ресурсов и охраны окружающей среды Коми. - Основная проблема в обороте «серой» древесины, которая не учитывается, не облагается налогами, проходит мимо бюджета. Мы считаем, что бюджеты у нас на этом теряют порядка примерно 50 миллионов в год. Мы согласовали техзадание по проведению работ по внедрению электронного учета оборота древесины. Еще нужно принять республиканские нормы закона. С нового года вероятнее всего приступим к реализации этой темы в полном объеме. Главное, чтобы было взаимопонимание с лесным бизнесом.

Олег Белов, представитель научно-производственного центра «Сапсан» продемонстрировал собравшимся геомаркер – устройство, позволяющее фиксировать данные по лесосеке – от координат вплоть до ФИО мастера участка.

От участников круглого стола, следивших за его работой посредством видеоконференцсвязи, поступило несколько вопросов, например, не будут ли водителей лесовозов заставлять ехать в город – в зону действия сети для того, чтобы проверить, соответствуют ли параметры груза заявленным в электронной системе? Такие случаи уже были в Перми – гнали через весь город, чтобы проверить, зафиксирована ли эта перевозка в ЛесЕГАИС.

Александр Мариев пояснил, что в регламенте у проверяющих должна появится обязанность проверять в конкретном месте, а не мучить предпринимателя лишними поездками. Факт проверки должен фиксироваться геотэгом, так что обмануть не получится. Что касается доступа к интернету, то его иметь необязательно, перед рейдом сотрудник МВД может заранее загрузить актуальную базу данных по лесовозному транспорту, двигающемуся через регион.

- Геомаркировка – это из разряда фантастики, - дистанционно высказал мнение еще один участник круглого стола. Олег Белов с этим не согласился: уже и автомобили научили ездить самостоятельно по дорогам, ориентируясь на данные, получаемые со спутников. А геомаркеры – это даже не из разряда прорывных технологий уже, это – реальность.

Также Александру Мариеву был задан вопрос: раз уж государство заговорило об электронных документах, не является ли это, по сути, признанием, что все задумки, касающиеся оформления бумажных документов для контроля за оборотом древесины, не сработали?

Александр Мариев, подтвердил, что так и есть, недобросовестные предприниматели оказались хитрее.

- А если они снова окажутся хитрее? И те же самые геометки сыктывкарские хакеры будут наносить прямо в гаражах? И нелегалы, как работали, так и будут работать, а у легального бизнеса только хлопот добавится? – прозвучала реплика из зала.

Александр Мариев со смехом пообещал по максимуму проследить, чтобы такого не получилось.

Позже, председатель Комитета Госдумы по природным ресурсам, собственности и земельным отношениям Николай Николаев, на просьбу журналиста «Республики» прокомментировать вышеописанную ситуацию, ответил, что, если такое произойдет, явно стоит воспользоваться экспертным потенциалом сыктывкарских хакеров на государственном уровне. Но, если кроме шуток, то те, кто продвигают идею маркировки, ничего принципиально нового не изобретают, в советские времена, по словам Николая Николаева, тоже было нечто подобное – ставили от руки метки на стволах и пнях. Это то же самое, но с использованием новых технических средств и возможностей. Это же касается электронного сопроводительного документа,

- Перед нами стоит задача обеспечить подтверждение законности древесины, которая находится в обороте. Сегодня, когда древесина транспортируется, у водителя есть бумажка с практически любой синей печатью, заполненная на коленке. И по дороге в принципе невозможно определить законная это древесина или нет, - пояснил Николай Николаев. - Я знаю, что есть сейчас целый ряд экспериментов и предложений заменить эту бумажку на электронный документ. Но нам важно не просто заменить одно на другое, а «привязать» эту древесину к месту, откуда она появилась, конкретному участку леса, где ее вырубили. Потому что мы можем провести колоссальную работу, ввести электронный документ, а он будет не дороже, чем нынешняя бумажка без привязки к месту. Поэтому нельзя рассматривать вопрос о маркировке в отрыве от другого очень важного вопроса – вопроса лесоустройства. Только если мы будем очень четко и достоверно понимать на каком участке какое количество деревьев и какого они качества, что мы их сможем идентифицировать, вот только тогда мы сможем реально привязать происхождение древесины к документообороту. Сейчас много проводится экспериментов, и я с удовольствием ознакомлюсь с опытом, который есть у Республики Коми. Я знаю опыт других регионов, у меня есть множество вопросов к проведению такого эксперимента в Иркутской области, потому что там он проходит уже не первый год, а область как была номер один по незаконной рубке – больше половины объема по России, так такой и осталась. Тогда возникает вопрос, зачем нужен такой эксперимент? Поэтому нам очень важно не подменять понятия, а очень четко и комплексно рассматривать вот эту проблему. То, что ее нужно решать и решать срочно – это несомненно!

 Анна Потехина, газета «Республика»

 
         
Портал государственных услуг РФ  Портал государственных услуг Республики Коми Общественная палата Республики Коми Портал закупок Оценка населением муниципальной власти  Инвестиционный портал Работа в России Сплошное наблюдение ПФР Открытые данные